Вращение земли

Газета "Беларусь Сегодня"  08.04.2010.

 Все имеет цену, тем более земля. Сколько стоит? Вопрос, интересующий сегодня многих. Почему? Под занавес

минувшего года депутаты приняли Особенную часть Налогового кодекса и тем самым радикально изменили принцип

уплаты земельного налога. Если раньше его брали в фиксированных суммах, единых для конкретного города, района,

и корректировали повышающими или понижающими коэффициентами, то отныне величина платежа за землю

напрямую зависит от ее стоимости. За первый квартал налог по–новому заплатили предприятия, 22 августа придет

срок рассчитаться с государством садовым товариществам, а 15 ноября — и гражданам–землевладельцам. Есть

недовольные нововведением.

 

Дороже земля (удобное место, газ, дороги, водопровод и канализация) — раскошеливайся. Эта железная логика подтверждена вековой практикой западных стран. Почему же применение международного опыта у нас вызвало нарекания? Сейчас жалобные письма в Совмин пишут директора предприятий. К лету, очевидно, активизируются садоводы, а по осени — и граждане–землевладельцы. В чем же дело? Может, передовые идеи как–то неправильно интерпретированы?


Аверс и реверс


«Вот же ответ!» — вряд ли воздержится от такого восклицания всякий здравомыслящий читатель, если я приведу некоторые факты, предоставленные инспекцией Министерства по налогам и сборам Минского района. Например, владелец усадьбы в Боровлянах под Минском (18 соток, кадастровая стоимость — 15 долларов за квадратный метр) осенью заплатит около 250 тысяч рублей земельного налога. Это в 10 раз больше, чем год назад. Тем более обидно, что такой же «латифундист» в бывшей деревне Цна, расположенной в городской черте, перечислит в бюджет менее 200 тысяч рублей. Хотя кадастровая цена его участка — около 73 долларов за квадратный метр. Ведь по логике если дороже участок, то и платить надо больше...


Давайте разбираться. И для начала вопрос: 20 тысяч рублей земельного налога за 20 соток в Боровлянах, в деревне, расположенной в нескольких километрах от Минской кольцевой дороги, — это адекватная сумма? Особенно если учесть, что землю здесь гражданам раздают бесплатно и на поселковый Совет ложится обязанность заасфальтировать дороги, провести свет, воду и канализацию, не считая ремонта и благоустройства того, что уже построено. Земельный налог прямиком идет в местный бюджет. Других доходов с тех пор, как затухли продажи участков на аукционах, у местной власти практически нет. А дел — невпроворот.


— Недавно я проезжал по деревне Тарасово, — рассуждает Михаил Рассолько, заместитель начальника главного управления Министерства по налогам и сборам. — Добротные, двух–трехэтажные дома. Ни одной полуразвалившейся хатки не увидел, а по дороге можно проехать разве что на тракторе. Это нормально? 200 тысяч рублей в год для владельца коттеджа стоимостью около 300 тысяч долларов — несмертельная сумма налога, а для сельсовета — реальная возможность развивать инфраструктуру населенного пункта и отремонтировать те же дороги. Это что касается величины налога на участки у Минской кольцевой дороги. Похожая ситуация может возникнуть и в пригороде Гродно, Гомеля, где земля достаточно дорогая, а ставки налога, как для сельской местности. Проблема решаема: у местных Советов есть право увеличивать, уменьшать (в 2 раза), а если есть такая необходимость, освобождать отдельных граждан от уплаты налога. Причем я вел бы речь не об уменьшении налога для пригородных деревень, а, наоборот, об увеличении его для городских усадеб. Ведь, согласитесь, жить в собственном доме с палисадником в городе — это роскошь, за которую рано или поздно придется платить.


Плюс? Минус!


В целом налоговое бремя для граждан не только не выросло, а еще и снизилось. Скажем, собственник 17 соток в Нарочском сельсовете Мядельского района (курортная, между прочим, зона) платил 4 с лишним тысячи рублей в год. По осени перечислит 1,6 тысячи. И таких примеров, оказывается, куда больше, чем обратных. «Несмотря на резкое увеличение земельного налога в пригороде Минска, по предварительным подсчетам, в целом по Минской области мы ожидаем снижения платежей, — констатирует Людмила Короневич, начальник управления налогообложения физических лиц инспекции Министерства по налогам и сборам по Минской области. — Хотя и в минувшем году суммы были невелики: один землевладелец платил в среднем 35 тысяч рублей за участок».


Впрочем, это обстоятельство объясняется тем, что последний раз оценка земель в 115 районах страны из 118 проводилась в 2004 году. То есть до начала активного роста стоимости недвижимости. С тех пор цены на квартиры и участки каждый год увеличивались в разы. А упали в 2009–м всего на 30 — 40 процентов. Думаю, с падением платежей за землю ситуацию будут активно исправлять. Тем более что по закону переоценку угодий положено делать раз в 5 лет.

Учимся считать


— Невозможно предусмотреть такие оптимальные ставки земельного налога, которые бы устроили всех, — дополняет коллег Лидия Цыбина, начальник главного управления методологии налогообложения организаций Министерства по налогам и сборам. На ее долю сейчас выпала незавидная участь: разбираться с жалобами предприятий, в основном из Минского района. Есть обоснованные. Ведь процентная ставка в сельской местности в 12 раз выше, чем в городе. А пригородная земля дороже городской максимум в 8 раз. Вот и получаются перекосы.


— Платежи за землю для некоторых субъектов хозяйствования действительно выросли в 2, 3, а то и в 30, 50 раз, — не отрицает Лидия Цыбина. — Однако анализ конкретных ситуаций, который мы провели, дает повод для размышлений.


Лидия Тимофеевна приводит два характерных примера. Промышленное предприятие жалуется: ставки земельного налога увеличились в нынешнем году в 108 раз даже после снижения их вдвое исполкомом. Катастрофа! Начали налоговики выяснять, в чем дело? Оказалось, что до сих пор предприятие платило за квадратный метр земли рядом с Минском всего 156 рублей налога. Это меньше, чем житель Боровлян, который с собственного участка имеет максимум яблоки с грушами да картошку с редиской для собственного пропитания. А тут целое промышленное предприятие, созданное исключительно для извлечения прибыли.


— Причем цены на его продукцию в минувшем году были в полтора раза выше, чем у конкурентов, работающих в Минске и отчислявших за каждый метр земли более 7 тысяч рублей налогов в бюджет, — продолжает Лидия Цыбина. — Есть организации, у которых несколько гектаров земли, а реально используются всего 5 — 6 процентов. При этом они тоже пишут жалобы: налог увеличился в 50 раз! Собственники должны задуматься об эффективном использовании земельных участков, тем более таких дорогих.


И все–таки у жалобщиков есть железный аргумент: правила игры по принципу «сегодня на завтра» не меняют.


— Если бы мы знали, что платежи за землю увеличатся в 56 раз, то, безусловно, подготовились бы заранее. Кстати, уже нашли выход. Проводим реструктуризацию и будем переходить на упрощенную систему налогообложения, при которой земельного налога нет, — недоволен Сергей Найдович, генеральный директор ЗАО «МАП ЗАО», инкубатора малого предпринимательства, расположенного в поселке Колодищи Минского района. — Но в этом году придется платить 170 миллионов рублей вместо прошлогодних 3 миллионов (у нас около 2 га земли). Пойдем на убытки, потому что увеличения арендной платы в 2 раза предприятия малого бизнеса, которые арендуют у нас площади, просто не выдержат. Это 1.200 рабочих мест.


Кроме того, по словам Жанны Тарасевич, директора Бизнес–союза предпринимателей и нанимателей им. М.Кунявского, сейчас налог для предприятий в центре Минска оказался в полтора раза ниже, чем в пригородных Колодищах или Ждановичах. И речь идет не о копеечных суммах.


Итак, аргументы сторон исчерпаны. Какие напрашиваются выводы? Безусловно, изменения налогового законодательства назрели и рано или поздно произошли бы. Беларусь — едва ли не единственная страна в СНГ, которая не считала налог на землю от ее стоимости. Суммы и ставки налогов — другой вопрос. При том, что в этом году поступление земельного налога ожидается меньше прошлогоднего, много недовольных. Плательщиков возмущают не только суммы, но и то, что изменения свалились вдруг, как снег на голову, без предупреждения, времени на раздумья и возможности как–то распорядиться подорожавшим имуществом. Причем процентные ставки начали считать от несовершенной, в большинстве случаев устаревшей базы оценочной стоимости земли. Между тем все это, твердят предприниматели, не добавляет привлекательности бизнес–климату в стране.


Почему не был проведен детальный анализ, как повлияют налоговые новшества на работу отдельных предприятий, не станет ли больше убыточных и надо ли спешить с новыми ставками в кризис, когда у производственников серьезные трудности с реализацией продукции? На эти вопросы теперь постфактум придется отвечать.


Кстати


От уплаты земельного налога освобождены:

участники Великой Отечественной войны и к ним приравненные граждане;

многодетные семьи;

инвалиды I и II группы, пенсионеры по возрасту, не имеющие совместно проживающих трудоспособных членов семьи.

Автор публикации: Аэлита СЮЛЬЖИНА

Дата публикации: 08.04.2010